Аккомпанируя классику

			А.Городницкому

    О, как прекрасно состоянье ожиданья,
    когда раздвинутся колени мирозданья,
    и свет юпитеров удвоит свой нажим,
    рукоплескания взорвут партер и ложи,
    и к микрофону выйдет основоположник,
    чтоб лично снова на основы положить.

    И, окрыленный адекватностью приема,
    он запоет с таким невиданным подьемом,
    что оторвется от поверхности земли,
    и, ощущая это таинство творенья,
    он перейдет в режим свободного паренья,
    и затеряется в синеющей дали.

    Но это будет все разрушено ударом
    моей коварной и безжалостной гитары,
    чьи цели пагубны, а методы низки.
    Она найдет певца средь облаков и рифов,
    чтоб утащить его назад в застенки ритма,
	оковы темпа и тональности тиски.